Коридоры сменяют лестницы и наоборот. Он идет молча, понимая, что Донмин в любом случае пойдет следом. Эта библиотека является, наверное, его единственным спасением от гнева отца, который продолжал интересовать Чживона всю дорогу до библиотеки; но кто же будет спрашивать своего недавнего соперника в драке о его семье?

[ читать ]

У Джека есть цель — ему необходимо добиться внимания этого драконьего повелителя, чего бы это ни стоило, — и он совсем не намерен отступать. Правда, к изначальному желанию предупредить и, возможно, предложить помощь (существо не так далеко от этого острова, кто знает, какие у него планы), теперь добавляется обида. Иккинг получает заслуженные снежки исподтишка и гололёд под ногами прямо там, где только что была вполне себе устойчивая земля, а Джек не теряет надежды, что тот всё-таки поймёт, к чему всё это.

[ читать ]




KOREAN ACADEMY

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KOREAN ACADEMY » партнёры. » Manhattan


Manhattan

Сообщений 121 страница 122 из 122

1

ГОСТЕВАЯ КНИГА  ×  НАЙДИ МЕНЯ

https://66.media.tumblr.com/1a3bd49f2d8c69a0fe55d63031428220/tumblr_odalnv5MX61spd9kco2_500.gif
Манхэттен.
Остров грез и несбывшихся надежд, где в калейдоскопе страстей и растворяешься без остатка. Манхэттен – хамелеон. Широкая и открытая улыбка на его лице легко сменяется презрительной гримасой. Манхэттен безмятежен, как гладь пруда в жаркий полдень, и смертельно опасен, как ночная гроза в буйствующей стихии моря. Размашисто щедр и болезненно скуп. Готов облагодетельствовать тебя, но в тоже мгновение способен и разорить без минуты колебания. Он столь разнообразен, что понимаешь – здесь есть угол и для тебя. Манхэттен - последний, решающий, окончательный остров мечты. И он всегда готов принять новых жителей.

Сюжет  ×  Занятые внешности  ×  Нужные персонажи 

0

121


http://s7.uploads.ru/7DtXK.png

http://s5.uploads.ru/otSjl.png

Предложение провести почти две недели в подмосковном пансионате Марина Волкова восприняла в штыки и заявила, что никуда не поедет. Акела не стал настаивать: последнее время жена неважно себя чувствовала и почти не вставала с постели. На днях она встречалась с подругами, которых Василий не знал, вернулась рано и сразу легла, сославшись на слабость и головокружение. Он предложил вызвать врача, но Марина отказалась и попросила оставить её в покое, говоря, что это ерунда и само пройдет. Муж не отходил от неё ни на шаг, кормил куриным бульоном, который она ненавидела, водил в ванную и туалет и бегал в аптеку за жаропонижающим.
Неделю назад Марина узнала, что беременна. Месячные задерживались, и женщина встревожилась. Увидев на тесте две чёткие полоски, она сначала не поверила глазам, а потом повторила процедуру. Результат был тот же, и Марина в отчаянии взвыла, бросаясь с кулаками на запертую изнутри дверь ванной. Она не могла допустить даже мысли, чтобы родить от Акелы и решила как можно скорее избавиться от ребёнка. Сказав мужу, что собирается встретиться с подругами, Марина отправилась в частную клинику и сделала аборт. На обратном пути ей стало плохо, так что пришлось выйти из метро и вызвать такси. В вагоне было нечем дышать, поезда шли переполненные, и молодая женщина испугалась, что не вынесет духоты и давки и упадет в обморок.
Вечером открылось небольшое кровотечение и поднялась температура. Так продолжалось несколько дней, потом жар спал, остались только слабость во всём теле и ломота, как после сильной лихорадки. Марина понемногу приходила в себя, и тогда муж напомнил ей о планируемой поездке. Поняв, что всё уже решено, она нехотя согласилась. Единственное, что отчасти примиряло её с необходимостью тащиться бог знает куда и торчать две недели в подмосковных лесах вместо того, чтобы загорать где-нибудь на Итальянской Ривьере это возможность находиться поближе к Климу. При этом Марина не задумывалась, что Нина тоже наверняка будет там, ведь Егор не оставит жену одну в квартире.

читать продолжение: «Сука-любовь»

Сегодня утром я проснулась с чувством чего-то необычного. Списала все на жару. Но днем это случилось – я узнала, что твой пост стал лучшим! Я скакала по квартире «тихо», лишь бы ты не услышал. Гений! Всегда говорила и буду это говорить! Восхищаюсь тобой, твоим умением плести сюжет, держать меня в коконе интриги и дразнить так, что стул подо мной горит, а волосы дыбом «Ааааааа, ну что же он придумал?!». Я ни разу не угадала. И этот пост заставил меня бросить все и засесть писать ответ. Он давался тебе трудно, мы много говорили, отвлекались. И вот он – ПИРОЖОК! Такой «вкусный». А ты другие не умеешь печь. Мой шеф-повар.
Уникальность твоя исключительна. Завораживает с твоего Читай, с первого слова, с которого начинается очередная глава наших героев. Для каждого человека есть свой «донор» счастья. Так вот ты и есть тот сосуд нескончаемого счастья для меня. Ты мое озеро – тихое, темное, загадочное. Что там на дне? Я не могу до сих пор понять. Ты даже лодки не даешь. Тону сразу и не хочу всплывать. Твоя рука мой проводник. Твой голос мой маяк.
Название нашей игры придумал ты. Романтики ноль. Но суть вот она. Я так ждала, когда стена даст трещину. Точнее Нина ждала. Она цеплялась за жизнь, и Дракон спас свою Ромашку. Как же эта девочка любит его… Все внутри холодеет от того, что они так «далеки». Но ты успокаиваешь Подожди. И я жду! Терпеливо, как умею. Этот эпизод пронизан нервами, шипами и соблазнами, мы оба это переживаем вместе с нашими героями. Шикарно!
Ты говорил, моя фантазия неиссякаема. Так вот она вся твоя. Ты тот, кто щекочет ее, подмигивает ей и зовет в путь. И она бежит, спотыкается и снова несется вперед… За тобой. Дорогой мой Дракон *погладила его хвост* оставайся всегда рядом, потому что Принцесса не может без тебя. Я люблю Егора. Это уникальный персонаж, благодаря тебе он стал живым. Его эмоции сложно увидеть, их можно лишь почувствовать в повороте головы, жесте и взгляде. Только Клим способен остановить время вокруг Ромашки. Только она может успокоить его душу. Невероятные!
Люблю тебя, мой Гений! Я счастлива, что живу рядом с тобой, что творю с тобой, но иногда только я вытворяю. Признай, тебе нравится это). Жги напалмом! Рушь стереотипы! Строй стеночку вокруг меня *помогает* и будь рядом. Твоя Трынцесса. :love:  Навсегда.
   
(с) Нина

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://sh.uploads.ru/LujQC.png
Каролина

http://sh.uploads.ru/7k4cZ.png
Мэд

http://s8.uploads.ru/5d4bZ.png
Элис

http://s9.uploads.ru/RMnh5.png
Георгий

http://s8.uploads.ru/6CnqW.png
Нина

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Все было напрасно, в то время как бесценные мгновения умирали прямо на глазах мужчины, он ходил сам не свой, отсчитывая дни, недели... и месяц - месяц прошел с тех пор, как он впервые собрался с духом, обглотался таблеток и набрал номер этой verfluchte Bande. Впрочем, надежды он не терял, и, как оказалось - не напрасно. Как-раз в это время с "Massive Dynamic" по скрытым каналам связался человек, намеревавшийся не только подписать с Корпорацией контракт на кругленькую сумму, но и вошедший в ее ряды с далеко не пустыми руками - грубо говоря, он слил всю имеющуюся у него в доступе информацию по поводу в последнее время так интересующих их наработок. Возможно, именно в этот момент Михеле слегка поколебался насчет своего безупречного атеизма и веры в статистические вероятности, поскольку настолько необходимое ему стечение обстоятельств казалось поистине невероятным. Дело оставалось только за тем, чтобы воспользоваться этим подарком судьбы. Правда, ученый был совсем не из тех людей, которые были на это способны.
Неудивительно, что с этой поры враждебная корпорация стала куда более сговорчивой и с поразительной лояльностью отнеслась к назначению встречи на своей территории, да вот хотя бы... после грядущего симпозиума, на которой он как-раз приглашен. Но это было все еще лишь малой ступенью к достижению этой невозможной цели. И все же... все же, Штернберг в какой-то мере рассчитывал на здравомыслие людей, хотя и тяжко в нем сомневался, к сожалению, прекрасно в этом разбираясь.

«Если я сказала, что не брала, значит не отдам!» Михаэль

Я должен попрощаться. Должен сказать какие-то слова. Но внутри тишина. Спокойствие, которого не было уже давно. И мне страшно.
Джо комкает в пальцах шапку и трёт ей то место на груди, где под слоями тёплой одежды бьётся сердце. Его сердце. Оно стучит сильно и ровно, не сбиваясь с ритма. Впервые за долгое время Морелли позволяет себе это чувствовать, принимает то, что раз за разом повторяли десятки мозгоправов в самых разных городах штатов: «Живой». Это пугает даже сильнее, чем тишина спокойствия, в которой не набирается и горстки слов, чтобы положить их у подножия креста, возвышающегося над долиной. Он не мастер пафосных речей. Всё что мог, Джо уже сказал. Сказал женщине, доверчиво прижимающейся к его боку, и призракам, приходившим к нему в том тягучем, лихорадочном сне, где снег падал и падал густыми хлопьями, где Прохвост тянул его за рукав, заставляя идти, где голос Элен звучал по-прежнему, а во взгляде тетки Мейв читалась нежность, которую он никогда не давал ей проявить.
Я должен сказать, хотя бы: «Прощайте». Этого вы заслужили. Этого заслужил я.
Яркий свет солнца щиплет глаза, и приходится опустить веки, скрывая набежавшие слезы. Злость и ненависть, точившие Джо изнутри исчезли, как будто их и не было, как будто не было вспышек неконтролируемого гнева, разбитых витрин и лиц, постоянных переездов из точки в точку, без возможности хоть где-то задержаться, бросить якорь, останавливая отчаянный бег зверя, загоняемого в ловушку.

«А горы все так же незыблемо стоят» Зеро

За годы странствий в компании Муна Энджел усвоил накрепко, как хорошие деточки Молитвослов, усвоил одно, неизменное, правило: спорить с любовником себе дороже. Бессмысленно, бесполезно, и даже не весело, если только совсем уж заняться нечем в дождливый день, когда вы всё равно застряли где-нибудь в заднице мира, откуда открывается прекрасный вид на долину Ничто в горах Ни Хера Хорошего. Если уж вздумалось Рокки по какой-то, совершенно необъяснимой причине проникнуться симпатией к мерзкой старушенции, о которой им совершенно ничего не было известно, то только стадо диких ишаков могло остановить его на этом пути, да и то - не точно.
В общем-то, Рокки старушек не так, чтобы очень любил. Даже совсем не жаловал, равно как и остальное население земли, не считая, разве что, его Энджела, и малыша Чёрча, однако досада на внезапно вспомнившего о семье спутника, должно быть, оказалась сильнее даже врождённой социофобии. Сейчас Рокс был готов дружить с кем угодно - только бы против Энджела. И соглашаться с любыми доводами, лишь бы они оказались в пику рыжему. Оставалось только глотать это покорно, как Энджел успел отвыкнуть, потому что иных вариантов попросту не наблюдалось.
Ну объяснит он, как именно можно было бы пробраться в стан врага несколькими способами с минимальным шумом и привлечением внимания, если бы не обещание старухи, что всё пройдёт как по маслу, что это изменит? Ни фига. В такой духоте тратить дыхание на бессмысленное доказывание своей правоты не хотелось, на фиг надо, а обида на Рокса, решившего союзничать с кем-то другим против него, плавилась и таяла, как грязь на кончиках пальцев.

«Everything that rises must converge» Энджел

Шесть... пять...
Он развернул Марию лицом к себе. Руку свело в судорогах. Дыхание оборвалось. Бен делал тщетные попытки. В глазах защипало. Это от нехватки воздуха... от нехватки воздуха... Он продолжал убеждать себя в этом, пока силуэт девушки становился все более размытым перед его глазами.
Четыре... три...
Ком застрял в горле. Следовало сказать так много. Объясниться. Закричать или умолять ее не уходить. Пасть к ее коленям и держать, держать, пока она не уступит. Плевать, что скажут люди! Но только одно удерживало его. Мария отчаянно рвалась к своей свободе, что Бен не смог так поступить. Стала неважна его боль. Неважно, что он не чувствует пола под ногами, что не может дышать, проталкивая какие-то комья воздуха в себя. Неважно, что будет с ним. Важнее всего Мария и ее желания. А он был и так и остался монстром... для нее.
Два...
- Пожалуйста... не уходи, - он умолял, не в силах связать слова, а она не слышала его. Может, не хотела слышать. Мария уже приняла решение.
Взрыв в голове произошел мгновенно. Будто кто-то с силой снес его с пути и впечатал в стену, хоть Бен продолжал стоять на том же самом месте... рядом с ней... глядя в глаза, пытаясь принять то, что это их последняя встреча.

«till i see you again» Бенджамин

А еще очень захотелось посмотреть на работы того студента, за которые мистер Лингвистон все же решился поставить ему оценку и закрыть долги, хотя, судя по всему, не очень-то и рвался. Но, как бы он ни пытался увильнуть, Морис оказался настойчивым, вынудив преподавателя оставить кабинет ради похода за журналом, а чужак остался, с комфортом устроившись на столе учителя, болтая ногами и рассматривая собравшихся ребят. По кабинету прошелестел шепоток, и даже одноклассница Дэнни, Ванесса, с которой он успел познакомиться и подружиться за прошедшую в новой школе неделю, и та не удержалась, послала Бруксу вопросительную гримаску. Подростки явно были озадачены: девчонки подхихикивали, обсуждая чужака, парни неприязненно поглядывали и скрипели карандашами по бумаге.
- Он к тебе идет, - прошептала Ванесса, склонившись к Дэнни, и резко выпрямилась, сделав вид, будто ничего не было, но продолжая зорко следить краем глаза за происходящим.
"Глупости," - подумал Дэнни, продолжая изображать на бумаге заданную композицию. Штрихи ложились ровно, хотя часть ладони и пальцы уже были перемазана в грифеле, а сам мальчик выглядел довольным и сосредоточенным. Настолько сосредоточенным, что, когда над мольбертом появилась голова Мориса, он вздрогнул, неловко дернул рукой и поморщился от сухого щелчка с которым ломается кончик карандаша. На бумаге осталась неровная, жирная полоса, которую он тут же принялся подтирать, и только покончив с этим, поднял глаза на студента.

«А что вы тут делаете? А зачем вы сюда пришли?» Дэнни

http://s7.uploads.ru/o7kgF.png

Черная линия

Лучшая игра недели

Сидя в своем кабинете над разбором улик с очередного дела, Леонард никак не мог уловить между ними связь. Она точно была, весь его опыт говорил об этом, но мысли ускользали, разбегались и никак не хотели концентрироваться на деле, постоянно перемещаясь к тому, о чем бы он точно не хотел думать и уж тем более не в рабочее время, когда разгадка как никогда близка, а он завис окончательно, уже полчаса просматривая фотографии и сводки, воспринимая их как совершенно разрозненные факты. Последнее время произошло несколько похищений, все лица были так или иначе известны - один музыкант, пара журналистов и подающий надежды певец (творчество у него было, конечно, на любителя, но молодежь с ума сходила; Леонард подобными темами интересовался только в случае, если было замешано нечто подозрительное - вот как сейчас, сам же предпочитал музыку совсем иного направления). Полиция подключила все свои силы, чтобы разыскать похитителя и успокоить звезд, которые тут же естественно подняли панику. А Леонард подключился следом - дело показалось ему довольно любопытным. Ни просьб выкупа, ни обнаруженных тел. Ничего, что могло бы указать на преступника, подтвердить почерк какого-либо из уже известных маньяков (если, конечно, это были они) или вывести на одну из банд. При этом и жертвы не были как-то друг с другом связаны, лишь начинающейся популярностью. Тут могла быть и зависть, и корысть (хотя при отсутствии требований денег, сомнительный мотив), и фанатская любовь, да что угодно. Полиция уже составила примерный портрет преступника, под который подходила половина населения всего Нью-Йорка, и пока не особо продвинулась в деле. Леонард же пытался описать психологический профиль, он неплохо в этом разбирался, и с годами только совершенствовался. Но сейчас никак не мог уловить суть всех этих преступлений, хотя по ощущениям мотив плавал где-то на поверхности.
Леонард

Стакан перед Раулем был уже совершенно пуст. От волнения Рауль выпил всю воду за два глотка, и поэтому разговор с полицейским дался с большим трудом - хотелось взять что-то в руки, а кроме стакана ничего не было, потому Рауль держал его так крепко, что еще немного, и стекло тут же бы треснуло. Время от времени он забывал о том, что воды внутри нет, и пытался сделать глоток; затем всякий раз неприятно морщился и ставил стакан ближе к середине стола, чтоб в следующий раз за ним не тянуться. И, конечно, тянулся.
Первый разговор прошел быстро. Рауль рассказал все, что было ему известно - не так уж много, - а потом ответил на несколько уточняющих вопросов. Никто прямо не заявлял ему, что он подозреваемый, но Рауль чувствовал это. Он находился в комнате с обычными окнами, без зеркала, но здесь все равно было очень пусто и серо, как будто кто-то хотел нарочно подавить волю задержанных. Почему-то Раулю казалось, что свидетелей должны опрашивать в других помещениях, где более уютно и приятно находиться, где нет давящей атмосферы, которая вызывает это противное ощущение, названия которому Рауль подобрать не мог. Он определенно уже чувствовал похожее раньше, но как назло забыл, как должен себя вести, чтоб все было в порядке.
Когда Рауля оставили одного, так прямо и не сказав, что же ему делать, он даже не смог подняться со стула. Его все еще потряхивало от потрясения, он в подробностях вспоминал, как все случилось - подъехала машина, и они с Крисом хотели пропустить ее, но та остановилась прямо напротив. Кто-то следил за ними или знал, по какой дороге к метро Крис будет идти. Им даже было все равно, что Рауль совсем рядом. Подумав об этом, Ранье осознал, что ему крупно повезло - его не пристрелили там же. А эти люди наверняка могли. Не только пристрелить, но и затолкать в багажник и забрать куда угодно - он не сумел бы ничего сделать.

Рауль

0

122


https://68.media.tumblr.com/4be3c71cd9adc0fe193f809db5b7dd87/tumblr_oqs4s1GWqH1us77qko3_1280.png
В моих фильмах женщины появляются либо голыми, либо мертвыми.

Джоэл Силвер

0


Вы здесь » KOREAN ACADEMY » партнёры. » Manhattan